Главная » Видеокамера на проходной
Статьи

Видеокамера на проходной

Когда объектив не видит главного

Вариант первый — достаточно редкий. Оказаться в проходной (в холле) — еще не значит попасть внутрь охраняемой территории. На пути из проходной собственно на территорию существует некий механический барьер, который не может быть преодолен без санкционирующих такой проход действий службы охраны. Как правило, это металлическая дверь с дистанционно управляемым замком. И еще в обязательном порядке в таком варианте присутствует домофон для связи с посетителем. Алгоритм действий понятен: вызов от домофона — внимание оператора на экран — связь для получения дополнительной информации — открытие двери или запрет на проход.

Насколько система является системой безопасности, всегда определяется в первую очередь организационным началом. Необходимо проанализировать, какая информация нужна для принятия адекватных действий, в какой мере применяемая техника способна обеспечить такой информацией, какие адекватные меры могут быть предприняты по своевременному предотвращению опасности.

Проиграем возможные сценарии опасности, попробовав мыслить за нарушителя.

Главная опасность для такого объекта — это заранее продуманные действия с конкретными целями. А значит, следует ожидать высокой информированности злоумышленников и о самой технической системе, и о потенциальных силах противодействия.

Итак, предположим, что я — тот самый злодей. Подхожу к вызывной панели домофона и нажимаю кнопку. С той стороны смотрят на монитор. Что они видят — будет зависеть от того, где установлена камера (или камеры). И тут очень часто можно встретить достаточно типовую ошибку— камера установлена непосредственно в переговорном устройстве, т.е. имеем на входе видеодомофон. И все. Вариант самый дешевый. И по стоимости оборудования, и по стоимости монтажных работ. А иллюзия заказчика покоится на том, что в случае домофона с камерой якобы наилучшим образом происходит визуальная идентификация посетителя. Можно хоть автоматическую проверку с некоей базой данных устраивать.

Но меня, как условного злодея, такая ситуация устроила бы наилучшим образом. Я занимаю пространство непосредственно перед камерой, как можно ближе к объективу, откровенно предъявляю свою физиономию хоть для визуального, хоть для автоматического опознания и, мило улыбаясь, заявляю, что я курьер (пожарный, санитарный, иммиграционный инспектор — вот уж подлинность удостоверения через камеру точно не определить). В общем, плету любую правдоподобную чепуху

Что дает вам как человеку на той стороне вся такая информация? Абсолютно ничего! Вы меня, как и множество посетителей за день, видите первый и последний раз в жизни. Вы за целую смену сталкиваетесь с таким количеством физиономий и мотивировок прихода к вам на фирму, что мои речи прошелестят перед вами совершенно буднично. И вы открываете дверь!

Между тем, я уже заранее выяснил реальные силы противодействия с вашей стороны и позаботился о том, чтобы силы нападения гарантированно превосходили силы защиты. Пока мы с вами мило беседовали, я специально приблизился вплотную к объективу камеры видеодомофона (якобы, чтобы вы меня лучше слышали, а я — вас), закрыв собой все поле зрения камеры, а тем временем моя «группа поддержки» подобралась незамеченной и расположилась вплотную к дверям за пределами зоны обзора камеры. Вы открываете дверь на основании информации, повторяю, абсолютно ничего не дающей! И итог очевиден.

Возможно, вся видеоинформация у вас записывается, и она надежно сохранена. Можете начать эпопею по поиску и задержанию меня на основании этой видеоинформации. Но пока что счет 1:0. Опасность успешно победила. Ни о какой безопасности при такой системе речи не идет.

Спасет ли общий обзор?

Таким образом, общая ситуация на подходе к точке доступа представляет собой гораздо более ценную информацию для целей безопасности, нежели личность все равно незнакомого посетителя. В свете чего гораздо более логичным для подобного типа объекта представляется установка видеокамер общего обзора. Камер, которые будут контролировать ситуацию от двери и… как можно дальше от нее. Это «дальше» следует проанализировать и оценить. А именно: опасность, находящаяся за границами контроля не должна успеть преодолеть расстояние до барьера доступа до того, как силы реагирования успеют предпринять адекватные меры по закрытию этого барьера.

Алгоритм действия у меня, как у злодея, будет следующий. Я подхожу к домофону и звоню. Оператор, привлеченный сигналом вызова к экрану монитора, убеждается, что я, как потенциальный носитель опасности, представлен в единственном экземпляре, и что в контролируемой камерой (камерами) прилегающей зоне больше нет подозрительных личностей. Он оценивает, что в случае, если опасность будет исходить именно от меня, внутри достаточно собственных сил по нейтрализации опасности в моем лице, и… открывает дверь. Далее я просто затягиваю время нахождения дверей в открытом состоянии. Могу, например, уронить какой-нибудь предмет в дверном проеме или незаметно наклеить на дверную коробку какую-нибудь нашлепку, памятуя, что достаточно обеспечить зазор между электромагнитным замком и ответной пластиной более 5 мм, чтобы тот перестал являться таковым, а для электромеханических запорных устройств этот зазор может быть и существенно меньше. И мои «силы поддержки» стремительно выбегают из-за контролируемой зоны, устремляясь в открытую атаку на объект.

Если исходить из того, что человек пробегает стометровку за 12-13 с, то при размерах контролируемой видеонаблюдением зоны протяженностью, например, 10 м по кратчайшему направлению к барьеру доступа в распоряжении сил реагирования будет 1,2-1,3 с на принятие адекватных мер. Если увеличить зону до 20 м, то время, соответственно, будет около 2,5 с. Казалось бы, можно за счет количества камер и увеличения контролируемой зоны сделать этот временной интервал любой необходимой продолжительности. Однако пора обратиться и к здравому смыслу. Много ли офисов имеют свободный от посетителей холл даже протяженностью в 10 м (да еще при массовой тенденции к уплотнительной застройке)? Много ли зданий имеют внешнюю прилегающую территорию, недоступную для свободного перемещения прохожих, размеры которой позволят удалить потенциальную опасность на необходимое расстояние? Ведь мы говорим именно о типовых задачах, к коим всевозможные объекты специального назначения не относим (система безопасности на них строится не та типовых, а исключительно на профессиональных инструментах).

А любая зона свободного перемещения — это совершенно законное место возможной концентрации потенциальных сил опасности. Любой прохожий может оказаться именно из нашей «группы поддержки».

Работа на ближних подступах

Как мы уже отметили, идентификация личности нам для решения задачи именно безопасности практически не нужна, а посему имеет смысл задаться наиболее широким углом обзора объектива, при этом достаточно на границе контролируемой зоны обеспечить надежное решение задачи обнаружения при всех возможных условиях освещенности. Зато выбор максимально широкого угла обзора объектива, обеспечивающего надежное обнаружение на границе зоны, позволит максимально уменьшить мертвые зоны, которые могут явиться местом укрытия дополнительной опасности.

Где устанавливать такую камеру? Все будет зависеть от размеров и конфигурации нашей возможной контролируемой зоны. Можно было бы привести тут десятка два возможных вариантов, которые все равно могут не исчерпать все реальные ситуации. Например, предложить воспользоваться появившимися на рынке программами по расчету мест установки камер, фокусных расстояний объективов, контролируемых зон. Но я очень сомневаюсь, что кто-то поверит в теоретические выкладки, не увидев ситуацию собственными глазами. А посему я остаюсь при своих рекомендациях — начать и закончить последним: увидеть информацию от реальной камеры на реальном мониторе. Все так же, как и в предыдущей теме — взять стремянку, камеру, два-три сменных объектива и «вживую» посмотреть наиболее подходящие возможные варианты (в том числе и с точки зрения удобства монтажа).

В нашей практике был случай, когда заказчик лично таким образом выбирал место установки камеры, при этом его сотрудник имитировал поведение возможного злодея, буквально ползая вдоль стен. Это отнюдь не паранойя, а весьма разумный подход к собственной безопасности. Да и времени такое решение займет несравненно меньше, чем расчетный вариант.

А теперь вернемся все же к безопасности

Чтобы система безопасности таковой являлась, должен быть предусмотрен алгоритм противодействия потенциальной опасности. Просто наблюдать — явно недостаточно.

По классическим канонам такое противодействие заключается в следующем. При обнаружении появления дополнительной угрозы на границе контролируемой зоны (барьер открыт единственному посетителю), силы которой явно будут превосходить возможные силы противодействия, первый посетитель, явившийся инициатором открытия доступа, должен быть мгновенно втащен внутрь (не пытаться оттолкнуть наружу, а именно втащить внутрь), и дальнейший доступ должен быть перекрыт. Поскольку, принимая решение о доступе этого первого посетителя на основании видеоинформации, исходили из того, что внутри охраняемой территории имеются достаточные силы для его нейтрализации, если он будет представлять опасность. Будем считать, что этот прогноз оправдался и единственный злодей обезврежен внутри охраняемой территории.

Представьте, что открытие барьера доступа производится дистанционно. Не от некоей кнопки, расположенной тут же у двери, а с какого-то рабочего места внутри охраняемого пространства. Тогда время на противодействие мне, как условному злодею, автоматически уменьшится на то время, которое потребуется силам реагирования, чтобы преодолеть расстояние от такого условного рабочего места до физического барьера доступа, поскольку находиться он будет именно на месте этого барьера, препятствуя его перекрытию до подхода «основных сил». Если точка управления открытием доступа находится, например, в 10 м от непосредственно точки доступа, то при протяженности внешней контролируемой зоны в те же 10м никакого времени на принятие адекватных мер не остается. И наша система видеонаблюдения никаким образом не относится к технической системе безопасности.

Таким образом, чтобы система отвечала минимальным требованиям безопасности, необходимо, чтобы сам процесс доступа, причем в самой точке доступа, осуществлял исключительно «человеческий фактор», который, к тому же, был бы в состоянии противостоять опасности в начальный момент ее развития. Т.е. без «человеческого фактора» нам никак обойтись не удастся. И уже в таком исполнении, в сочетании с должным образом подготовленным «человеческим фактором», такая техническая система может быть отнесена к техническим системам безопасности.

Заходят в шлюзы не только корабли…

Есть еще более редкий, но гораздо более надежный вариант обеспечить безопасность доступа, гарантированной визуальной идентификации личности посетителя, (конечно, в сочетании со всё тем же «человеческим фактором»). Это шлюз. Т.е. имеется не один, а, как минимум, два физических барьера доступа. При этом стандартные схемотехнические решения делают невозможным одновременное открытие обоих барьеров, независимо от желания оператора. Пространство между этими барьерами является полностью замкнутым и контролируемым. Вот для такого контроля, как нельзя кстати, подходит видеонаблюдение.

Можно оснастить такую систему двумя домофонами (перед каждым барьером свой), а можно порядок прохода изложить в виде инструкции, которую вывесить снаружи. Камера устанавливается непосредственно в самом шлюзе (в межбарьерном пространстве) с таким расчетом, чтобы все это пространство надежно просматривалось. Естественно, поскольку задача шлюза — прежде всего, обеспечить ограничение возможного одновременного прохода по количеству посетителей, размеры его никто не делает большими. Поэтому в абсолютном большинстве случаев задача видеоконтроля пространства шлюза решается одной-единственной камерой. Относительно наиболее оптимального места ее установки рекомендации прежние — брать «живую» камеру в руки, стремянку и пробовать. Как правило, максимально необходимое поле зрения — это ширина самого шлюза в направлении, перпендикулярном оптической оси. Поскольку сам шлюз небольшой, то и эта величина сколько-нибудь I значительной не будет. А значит, нет особой нужды гнаться за очень высоким разрешением.

Необходимое освещение такого ограниченного пространства для нормальной работы даже самой «бюджетной» камеры обеспечить более чем просто. Освещение будет искусственное и постоянное. Поэтому нет необходимости тратиться на автоматическую регулировку диафрагмы. Гораздо предпочтительнее будет возможность ручной регулировки, с тем чтобы обеспечить постоянную четкую экспозицию наиболее значимых деталей посетителя (например, его физиономии или рук — на предмет нахождения в них «нежелательных» предметов). Вообще, в союзе с другим техническим решением, которым в данном случае выступает шлюз, задача видеооснащения очень существенно упрощается. Никаких технических изысков не потребуется.

Алгоритм действий следующий. По вызову из-за внешнего (первого) барьера дистанционно оператором открывается первая дверь. Разрешается доступ внутрь шлюза. Одновременно осуществляется видеоконтроль пространства шлюза. Наружная дверь закрывается. С посетителем ведутся переговоры по домофону. Можно предлагать ему любые ваши условия. Можете просто предложить посетителю посмотреть на установленную камеру. Да хоть повернуться в профиль и в анфас. В данный момент он полностью в вашей власти. Можете предложить ему открыть свой портфель и предъявить камере его содержимое. Любое невыполнение ваших требований — это ваш законный аргумент в отказе доступа. Более того, при каком-либо подозрении в возможности злонамеренных действий со стороны посетителя последний может просто быть изолирован в шлюзе для вызова дополнительных сил охраны или федеральных сил правопорядка.

Визуальный контроль на экране монитора, естественно, обязателен и приоритетен. Нужна ли запись, это зависит от конкретных задач. Но раз есть возможность стопроцентной идентификации посетителей, грех было бы не иметь архив таких посещений. Тем более что наверняка объект с такой серьезной системой доступа, как шлюз, имеет в общей своей видеосистеме не одну видеокамеру, и уже есть система записи. И все, что потребуется, это организовать еще один дополнительный канал для этой общей системы регистрации.

Вот в таком виде видеосистема проходной может по праву быть отнесена к технической системе безопасности. Соблюдены все те же два основных условия — работа в союзе с другими техническими средствами (в данном случае — это шлюз с готовым техническим решением «шлюзового» открытия-закрытия) и полностью продуманное организационное начало, исходящее исключительно от «человеческого фактора».

Более того, следует отметить, что наличие видео в такой системе является полностью экономически оправданным. В ином варианте, чтобы иметь возможность полностью контролировать наличие и поведение посетителя в шлюзе и иметь возможность надежной его идентификации, при этом полностью исключая возможность какой-либо опасности с его стороны, пришлось бы устанавливать двери из пуленепробиваемого стекла, снабдив их надежными дистанционно управляемыми замками, что, несомненно, выйдет значительно дороже системы видеоконтроля при обычных металлических дверях. Конечно, при такой системе приходится очень ощутимо жертвовать пропускной способностью доступа. Поэтому применяются они, как правило, для действительно серьезных объектов — хранилища значительных денежных сумм, драгоценностей, оружия и т.п.

Для массовых объектов — всевозможных офисов и бизнес центров — все выше рассмотренные варианты если и встречаются, то чрезвычайно редко, т.к. создают не просто реальные, но очень значительные неудобства непосредственной работе самих объектов в силу именно очень малой производительности таких систем доступа при объективно большом количестве проходов в единицу времени.

Видеоглаз за человеком с берданкой

Для любой системы безопасности главным предназначением является предотвращать опасность и препятствовать ее реализации, а не просто за ней наблюдать. Поэтому, в любом случае, несмотря на техническое оснащение, приоритетная роль принадлежала, и будет принадлежать «человеческому фактору», как единственной возможности адекватной реакции на опасность. По прошествии «технической эйфории», миропонимание потребителя стало приходить в норму — проходные стали возвращаться к своему привычному виду с сотрудником охраны в точке доступа. Но уже при другом техническом оснащении. И среди этого технического оснащения в абсолютном большинстве случаев присутствует и видеонаблюдение. Осталось разобраться, для чего нужна такая камера.

Итак, если непосредственно рядом с барьером доступа находится сотрудник охраны, он в состоянии сам оценивать визуальную информацию без применения видеокамеры. Более того, такая оценка будет намного совершеннее, чем в ситуации, когда он же это делает, но посредством монитора, ибо человеческий глаз пока еще несравненно совершеннее любой видеокамеры, а самая «продвинутая» интеллектуальная система видеоконтроля не может идти ни в какое сравнение с человеческим интеллектом.

Вообще же, часто провозглашаемые именно рынком технических средств безопасности лозунги типа «свести к минимуму пресловутый человеческий фактор» лично я воспринимаю как откровенный обман потребителя в решении задач именно безопасности. А исповедование подобных лозунгов самим потребителем — как самообман. «Человеческий фактор» в любом случае присутствует в абсолютно любой системе. Другое дело, что не всегда он на виду. Вот ради этого «на виду» даже в тех проходных, где непосредственно на рубеже доступа присутствует охранник, сплошь и рядом устанавливается видеонаблюдение.

Камера призвана следить не за правомочностью прохода отдельного посетителя, а за общей обстановкой на некоем пространстве доступа и действиями «человеческого фактора» системы в соответствии с ситуацией.

Главное - есть совершенно конкретное лицо, которое отвечает за этот сегмент безопасности на объекте, которое может активно противостоять опасности (конечно, используя находящиеся в его распоряжении технические средства). Лицо, которое находится под непрерывным контролем и, что очень важно, знает об этом. Лично я считаю, что использовать для таких контрольных функций скрытое видеонаблюдение совершенно нерезонно. Пусть человек с самого первого момента несения службы знает, что вся его служебная деятельность надежно контролируется, чтобы даже помыслов на возможную недобросовестность не возникало.

Ну и, конечно, не стоит забывать, что противодействие возникшей опасности может быть связано с активным физическим противоборством, а то и с применением оружия. А значит, надо обязательно позаботиться о том, чтобы правомочные действия охраны имели документальное подтверждение. Такой мотив изначально должен быть положительно воспринят тем, кто находится под видеоконтролем.

Как правило, для реализации такой задачи в абсолютном большинстве случаев достаточно одной/двух камер общего обзора. В зоне наблюдения должно находиться некоторое пространство до рубежа проникновения, сам рубеж с хорошо просматриваемым пространством собственно прохода и некоторое пространство после рубежа. Главное, не должно оставаться неконтролируемых зон на самом возможном рубеже проникновения. Если, например, пропуск осуществляется через турникет, а в качестве препятствия для несанкционированного прохода установлен метровый барьер, который можно легко перепрыгнуть, в зоне контроля камеры должен находиться весь потенциально возможный для проникновения рубеж — не только турникет, но и весь такой барьер, все пространство от стены до стены. Как правило, достаточно наиболее популярных на рынке фокусных расстояний объективов около 4 мм. Контролируемые площади небольшие, задача идентификации не стоит, а широкий обзор является наиболее актуальным требованием. Место установки — все те же рекомендации: пробовать, смотреть и выбирать.

И здесь уместно остановиться еще на одном моменте, непосредственно касающемся места установки. Поскольку камера призвана контролировать добросовестность нашего «человеческого фактора», то логично предположить, что преднамеренная «недобросовестность» может быть связана с предварительной попыткой избавиться от этого «контролирующего органа». А посему камеру необходимо установить в труднодоступном месте. По крайней мере, сделать все возможное, чтобы такие попытки не остались «незамеченными» самой камерой. Конечно, сделать неработающей можно абсолютно любую камеру. Не стоит тратиться на усиленные по механической прочности боксы — достаточно просто прыснуть из аэрозольного баллончика краской на объектив или защитное стекло бокса. А то и просто «гуманно» накинуть на камеру попавшуюся под руку тряпку. Но прежде, чем это свершится, такие действия должны оказаться в поле зрения камеры. Не следует устанавливать камеру таким образом, чтобы к ней можно было подойти вплотную, находясь вне поля зрения.

Попутно отметим, что следует позаботиться о недоступности кабельной трассы (например, тут же у камеры провести кабель через стену в другое закрытое помещение, откуда и продолжить прокладку). Именно вмешательства в кабельную трассу позволяют наилучшим образом замаскировать преднамеренный вывод системы из строя под «смерть от несчастного случая». Например, от броска напряжений в сети.

Вполне возможно, что после выбора оптимального места установки окажется, что камера «смотрит» на внешнюю входную дверь (с улицы). Тогда, вполне возможно, ввиду частой смены освещенности объектов наблюдения (открытие-закрытие двери) целесообразно будет использовать объектив с автоматической регулировкой диафрагмы. По этой же причине, возможно, будет оправдано использование видеокамеры с функцией компенсации задней засветки (в паспорте будет означено BLC). Но, вполне возможно, что с поставленной задачей справится и самая простая черно-белая камера с автоматическим электронным затвором, со штатным объективом под посадочную резьбу М12.

Конечно, умилительно выглядит картина, когда от этой же камеры сигнал выведен на монитор, установленный тут же за какой-нибудь стеклянной перегородкой в проходной, и охранник смотрит в этот монитор вместо того, чтобы просто поднять глаза повыше и увидеть все непосредственно. Конечно, выводить изображение от такой камеры на монитор этому же охраннику, за которым она смотрит, нет никакой надобности. Более того, это может только негативно повлиять на всю задачу в целом. Как мы отметили, вывести из строя можно абсолютно любую камеру, какой бы вандалозащищенной она не называлась. И если даже любые посягательства на собственно камеру будут ею же и зафиксированы (до того момента, пока она «умрет»), то вмешательства в кабельную линию, в систему электропитания запросто могут остаться тайной. Достаточно, например, добраться до силового щита и в высоковольтной линии питания камеры перекинуть «ноль» на другую фазу. Получим вместо 220 — 380 В. Уж блок питания точно сгорит. Камера не будет работать.

Исключить полностью варианты «интеллигентного» вывода из строя нельзя. Дав возможность охраннику видеть изображение от камеры на мониторе, мы тем самым даем ему возможность контролировать работоспособность камеры. Т.е. он имеет возможность оценить последствия такого «грамотного» преднамеренного вывода из строя. Возможен просто отказ камеры (как возможен отказ любой техники). Если охранник имеет возможность непрерывно контролировать работоспособность камеры, такой обнаруженный «естественный» отказ может явиться сигналом к заранее спланированной акции, которая просто «ждала своего часа». По этой же причине не стоит устанавливать видеокамеры, индицирующие свое рабочее состояние (по крайней мере, состояние блока питания) горящим светодиодом (почему-то именно такие камеры нам любит показывать кинематограф). Если же нет возможности контроля работоспособности со стороны контролируемого лица, то даже отказ по какой-либо неизвестной причине не будет воспринят как таковой — охранник будет по-прежнему считать, что находится под непрерывным видеоконтролем.

Действительно, «работает» такая камера исключительно на запись. И, исходя из всей задачи, первостепенное требование к такой записи — она не должна быть доступна для персонала охраны. Ни аппаратура записи, ни линии передачи, ни управление записью. Строго говоря, любая система записи должна быть доступна только очень ограниченному кругу особо доверенных лиц.

Запись, естественно, должна быть непрерывной. По крайней мере, в течение контролируемого периода. Да она и будет непрерывной. Поскольку камера следит в первую очередь за «живым» объектом, записи по детектору движения не получится. «Живого видео», в смысле 25 кадров в секунду, не понадобится. Но и 1-2 к/с будет недостаточно. Основной критерий — событие не должно остаться незамеченным. И с учетом размеров контролируемой территории, с учетом конкретных барьеров доступа, который необходимо преодолеть, следует оценить минимальное возможное время потенциально опасного события. Для частоты смены кадров 10 к/с — это 0,1 с; для 5 к/с — это 0,2 с. С заданной частотой смены видеоинформации напрямую будет зависеть длительность непрерывной записи (при заданном объеме жесткого диска). Если данная камера «пишется» вместе с другими камерами системы, следует оценить возможное непрерывное время записи с учетом всех подключенных к регистратору камер. После того как свободное дисковое пространство будет исчерпано, запись будет продолжаться уже вместо записанного ранее, начиная с самых «давнишних» сцен. Если, например, максимальное время записи составляет одни сутки, а в выходные дни никого на объекте нет, то можно спокойно «творить опасность» в субботу — события воскресенья надежно уничтожат всю субботнюю запись.

И, конечно, каждое записанное событие должно иметь четкую привязку по дате и времени. Если охрана организована в несколько смен — то надо однозначно знать, кто в данный момент отвечал за безопасность, и с кого за нее спрашивать.

Какую камеру выбрать, цветную или черно-белую — если честно, дело исключительно вкуса. Никакой особой информации для решения поставленной задачи цвет не добавит.

Относится ли в таком виде система видеонаблюдения к техническим системам безопасности? Работает видеонаблюдение исключительно пост-фактум, т.е. никаким образом не способно повлиять на опасность. Оно способно только в какой-то мере влиять на должное функционирование компонентов безопасности. Будет, очевидно, правильнее отнести ее к системам, решающим административные задачи.

Вот, пожалуй, и все относительно системы видеонаблюдения на проходной. В общем-то, абсолютно ничего сложного ни для понимания, ни для реализации. Главное, соблюдение все тех же основополагающих принципов — любая техническая система должна работать в тесном контакте с другими техническими средствами (в данном случае, с системой управления доступом, с механическими барьерами проникновения) и на основе хорошо продуманного организационного начала.

И еще раз нелишне будет напомнить, что у рынка ТСБ существуют свои собственные первостепенные задачи, никак напрямую не относящиеся к безопасности. А будет ли система отвечать задачам безопасности, зависит исключительно от самого потребителя — от наличия целостной досконально проработанной общей концепции безопасности. А технические средства — это всего лишь инструмент для ее реализации.

Журнал «БДИ»

13.02.2010



------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Облако тегов:

Нет хороших соседей. Есть толстые стены.