Главная » Дом под присмотром, или «здравый смысл не стал сложнее»
Статьи

Дом под присмотром, или «здравый смысл не стал сложнее»

Алгоритм Безопасности" № 2, 2007 год.

А. Попов  ООО «Тахион»

Если вы, уважаемый читатель, внимательно следили за журналом все пять лет его существования, то, скорее всего, ничего особо нового вы в данной статье не найдете. Все нижесказанное уже достаточно детально разбиралось в многочисленных статьях. Правда, в достаточно разрозненном виде, без привязки к какой-то одной теме.
В свое время на страницах журнала была опубликована статья «Видеонаблюдение – это просто». Не взирая на «всеобщую интеллектуализацию» систем, на их массовую интеграцию, на «широкое внедрение сетевых технологий», уверяю, что здравый смысл за все годы развития рынка сложнее не стал.
Задачи «глобальной безопасности» (даже «Безопасный город») до момента окончательной реализации являются очень абстрактными для конкретного индивидуума, а посему представляют благодатную почву для реализации скорее технических фантазий без какой-либо опоры на здравый смысл с точки зрения конечной задачи – безопасности. Поэтому возвращаться на грешную землю нагляднее на максимально приземленных задачах. Тем более, что все «глобальное» строится из «частного». И «Безопасный город» – это сумма безопасностей нас с вами. И никак иначе!
Итак, задача стара как мир – охрана нашего жилища. Не будем рассматривать частные коттеджи, где каждый сам заказывает музыку. А поговорим о самом нашем массовом городском жилье в многоквартирном доме. Когда «спасение утопающего – дело рук самого утопающего», когда окружающая обстановка и осознание собственной уязвимости подвигли «коллективный разум» на принятие решения по коллективной безопасности. И с учетом реалий сегодняшнего дня (даже нашего менталитета) оснастим наше коллективное жилище системой видеонаблюдения.
Мы не будем давать готовых схем оснащения и некоего стандартного набора оборудования – жилища-то у нас у всех разные. Мы будем рассматривать исключительно принципы построения и критерии выбора с точки зрения обычного нормального человеческого миропонимания, не изуродованного агрессивной рекламой рынка. Не будем приводить заумных формул расчета угроз и минимизации рисков, а за основу будет взят исключительно собственный практический опыт фирмы и собственный, пока еще юный опыт автора как члена ТСЖ со всевозможными собраниями по принятию коллективных решений.
Первый вопрос, на который мы должны дать себе ответ, кто отвечает за безопасность на нашем объекте? Не «что», а именно «кто». Призывы свести к минимуму, а то и исключить «пресловутый человеческий фактор», по моему глубокому убеждению, находятся за пределами нашего здравого смысла, если речь идет о безопасности. Любое оборудование, каким бы интеллектуальным оно ни было, и не более чем инструмент в руках человека и непосредственно к безопасности имеет не большее отношение, чем бинокль к успеху ведения боевых действий.
Наша потребность – чтобы опасность нас не коснулась. Согласитесь, результаты расследования пост-фактума нас с вами, людей со здравым смыслом, интересуют в несравненно меньшей степени. Они больше интересуют журналистов из многочисленных «криминальных новостей», а нам надо, чтобы именно с нами ничего бы не случилось. А «принять адекватные меры» пока способен исключительно человек.
Думаю, все уже догадались, что применительно к многоквартирному жилищу речь идет о консьерже (или консьержке, что бывает гораздо чаще).
Вот от этого «человеческого фактора» и начнем проектировать нашу систему, ибо именно он составляет ее ядро (а не некая мифическая «цифровая интеллектуальная система», как нередко нам заявляет реклама).
Теперь посмотрим на типовой портрет нашего «человеческого фактора».
Согласен, что в идеале в человеческий фактор должны входить и некий диспетчер, осуществляющий общий контроль за ситуацией и принимающий решения, и отдельные силы реагирования, способные адекватно отреагировать на потенциальную угрозу, всякие мобильные группы и т.д и т.п.
Но в реальной жизни вершиной победы некой инициативной группы становится консьерж (или консьержка) в единственном экземпляре.
Оптимально, если это мужчина в расцвете лет в хорошей физической форме. Такое случается, но касается неких элитных домов, объединяющих жильцов исключительно с очень высоким достатком. Понятно, что подобный человеческий фактор требует полноценной оплаты своего труда, причем регулярной, которая целиком ложится финансовым бременем на жильцов. В той же пропорции, что составляют всевозможные элитные и «клубные» дома к основной массе городского жилого фонда, находится и портрет консьержа.
И имеем мы в массе типовой портрет этакого Людвига Аристарховича из передачи «Наша Раша» – типичный пенсионер (или пенсионерка) от 55 и старше, которого та сумма, которую удалось отвоевать инициативной группе на собрании ТСЖ в качестве зарплаты «человеческому фактору», устраивает в качестве прибавки к пенсии. Вот такое ядро системы безопасности, с которым и будем работать, поскольку ничего другого нет и вряд ли будет.
Итак, все, на что способны наши реальные «силы реагирования» в плане предотвращения злонамеренных действий или уменьшения последствий от таких действий, это:

  • пропускать или не пропускать посетителей внутрь охраняемого объекта;
  • впускать/выпускать или не впускать/не выпускать автотранспорт при наличии огороженной прилегающей территории и дистанционного привода ворот;
  • вызывать муниципальные силы правопорядка (по телефону или тревожной кнопкой);
  • вызывать местные силы «самообороны» из числа жильцов;
  • объявлять некую общую тревогу по объекту.

Однако, если задуматься, то это – не так уж и мало. Объект стал несравненно безопаснее, нежели при отсутствии такого «человеческого фактора».
Но вот беда, без дополнительного технического оснащения наш «человеческий фактор» оказывается абсолютно лишенным какой-либо адекватной информации для любого из этих действий. А любая попытка своими силами получить необходимую информацию автоматически оказывается связанной с риском для здоровья и жизни ядра всей системы безопасности. Значит, первостепенная задача технического оснащения – предоставить эту всю необходимую информацию в точно фиксированное место нахождения «человеческого фактора».
Думаю очевидно, что лучше видеонаблюдения никакая другая техническая система с этой задачей не справится.
Ну а кроме того, в отличие от варианта совершенствования системы за счет количественного и качественного увеличения «человеческого фактора», вариант усиления системы за счет технического оснащения единственной консьержки-пенсионерки не настолько уж проигрывает в реализации безопасности, насколько оказывается экономически привлекательным, поскольку техника ежемесячной достойной зарплаты не требует. Именно поэтому такой вариант в конце-концов стал практически типовым.
Ну а типовое ядро автоматически влечет за собой достаточно типовую «обвеску».
Первая специфика таких объектов – заказчиком выступает «коллективный разум». Очень неразумно со стороны потенциального подрядчика пытаться продать как можно больше оборудования под вывеской безопасности. Любой обман раскроется мгновенно. Очень много подобных предложений рассыпается только по причине их избыточности.
Вторая специфика – неукоснительное выполнение требований разумной достаточности. И как следствие первой специфики, и исходя из того, что люди платят свои собственные деньги, а значит, совершенно справедливо потребуют жесткой мотивированности своих затрат. Но, говоря о принципе разумной достаточности, следует иметь ввиду, что:
а) Понятия «разумно» и «достаточно» вовсе не означают «самое дешевое».
б) Коллективная потребность в безопасности в данном случае не равна арифметической сумме потребностей каждого. Как в силу ограниченности «человеческог о фактора», собственно и «вершащего» безопасность, так и в силу крайне не одинаковых таких индивидуальных потребностей для жителей среднестатистического городского подъезда.
Не мною придумано, что подготовленный оператор в состоянии полноценно оценивать одновременно не более 8 изображений. Максимальное количество картинок, действительно качественно оцениваемое одним профессионально подготовленным оператором контроля игровой ситуации в тех казино, которые нам приходилось оснащать, составляло шесть. Правда, следить одновременно за игрой на 6 столах и смотреть за ситуацией во дворе дома – вещи разные, но консьержку-пенсионерку все же вряд ли можно отнести к разряду «профи». Как правило, наш «человеческий фактор» в коллективных домовых системах проводит на боевом посту сутки. Заставить его непрерывно смотреть на экран? Да он с ума сойдет! А кроме того, видеонаблюдением круг его обязанностей не исчерпывается. А посему имеем то, что имеем. И с большим-большим допуском в плюс будем считать, что больше 6 изображений на нашего оператора навешивать не будем. Любая избыточность в данном случае будет не просто не востребована, запросив дополнительные затраты, но будет (за ваши же деньги) снижать эффективность всей системы.
Итак, договорились: максимальное количество камер – не более шести.
Предвижу возражения – можно установить камер столько, сколько потребуется, а вывод изображений на экран организовать автоматически по сигналу тревоги (по детектору движения того же регистратора или от отдельной системы сигнализации).
Во-первых, в среднестатистической системе вы на большее денег не соберете, но это не главное.
Во-вторых, жилой дом, а уж тем более прилегающая к нему территория – не покинутый работниками офис в ночное время. Движение происходит практически непрерывно во всех потенциальных охранных зонах, а значит, непрерывно будет срабатывать сигнализация, непрерывно сменяться изображения на экране. Знаете, чем заканчиваются подобные решения? Всякая сигнализация отключается.
И в-третьих, по большому счету, действительно коллективные потребности в рамках некой типовой массовой системы в абсолютном большинстве случаев вполне обеспечиваются таким количеством.
Массовая коллективная потребность с точки зрения безопасности жилья достаточно однотипна – это, прежде всего, полностью контролируемый пропускной режим. Собственно, в этом изначальная суть понятия консьержки: кто, к кому, когда, зачем и почему.
Но, отдавая функцию допуска (а главное – запрета на допуск) человеку, во-первых, мы должны обеспечить его необходимым минимумом информации для принятия такого решения, а во-вторых, обезопасить его самого (прежде всего, за счет той же информации – никто не выдаст консьержке-пенсионерке разрешения на табельное оружие) от противоправных действий.
Далее, сюда же отнесем задачу исключить проникновение в коллективное жилище иначе, как через официальный вход (попросту через окно, подвал, чердак).
К коллективной же безопасности можно отнести контроль прилегающей территории на предмет нахождения на нем посторонних лиц (а тем более – групп лиц).
Ну и, конечно, практически самое святое – безопасность припаркованного нашего автотранспорта. В свете всемерного роста общественного благосостояния, что не может не радовать, эта потребность стала действительно коллективной и типичной, стоящей, пожалуй, на одной из первых позиций в иерархии потребностей (хотя мы и указали ее последней). Именно эта позиция вызовет наименьшее количество споров и сопротивлений при принятии коллективного решения об оснащении, хотя не исключено, что ее материальное выражение целиком ляжет бременем исключительно на владельцев автотранспорта.
Типовые угрозы – это как раз те, от которых страдает основная масса нормального законопослушного населения – банальное хулиганство, организация спонтанных распивочных на лестничных клетках, сборища наркоманов (и «подвиги» единичных наркоманов), неаккуратные и бестолковые водители и т.п. Экзотикой, типа защиты от заказных убийств, мы даже пытаться заниматься не будем – уровни уж больно разные.
Исходя из этих типовых потребностей и расставим наши камеры. Поскольку говорим о видеосистеме, будем считать, что домофон установлен, есть надежная входная дверь, есть система доступа по индивидуальному ключу жильца, есть дистанционное управление замком из поста контроля. Естественно, должна быть связь консьержа с жильцами и с органами правопорядка. Иначе вообще нет смысла в такой службе.
Всевозможных вариантов расстановки камер в зависимости от конфигураций зданий, их этажности, архитектурных решений самих подъездов, размеров и конфигураций прилегающих территорий может быть великое множество, и описывать их все и физически невозможно, и абсолютно не рационально. Важнее, на мой взгляд, обсудить основополагающие принципы, тогда не составит особого труда «адаптировать» систему к любым планировкам.
Как мне кажется, существуют две основные категории подобных объектов, а именно:

  • прилегающая территория не имеет фиксированных огороженных границ и имеет режим свободного нахождения на ней людей и автотранспорта;
  • прилегающая территория относится непосредственно к территории данного дома, обнесена забором и имеет тот же режим допуска, что и собственно жилое здание.

Заметим, что ко второй категории в основном относятся дома т.н. элитного жилого фонда, всевозможные «клубные» дома. Контингент жильцов в них достаточно состоятельный, нередко место консьержки в них занимают службы безопасности, взаимоотношения с которыми регламентируются в каждом отдельном случае отдельным договором. В таких домах понятие коллективной безопасности может и равняться сумме индивидуальных потребностей. Хотя, как показывает отнюдь не единичный опыт, и для таких категорий объектов принятие коллективных решений по коллективному оснащению связано с абсолютно теми же проблемами, о которых мы говорили выше, просто на другом «качественном» (т.е. денежном) уровне.
К наиболее же типовым, массовым вариантам относится именно первая категория. Есть большой жилой дом, в нем много парадных, в каждой парадной – своя консьержка. Каждая парадная – свой небольшой объект со своими «заморочками». С него и начнем (рис. 1).

pic1

Характерная особенность такого варианта – в абсолютном большинстве случаев все камеры могут располагаться только на самом доме – даже если прилегающая территория относится к собственности ТСЖ, никогда «коллективный разум» не сможет договориться об установке дополнительных конструкций только для целей видеоконтроля. Да и стоимость монтажных работ может очень существенно возрасти в сравнении с типовым вариантом.
О максимальном количестве камер мы договорились. Из постановки задачи следует, что самые актуальные зоны контроля находятся вне собственно здания (когда «зло» проникло внутрь, возможно, уже поздно будет что-либо предпринимать). Если после оснащения извне, останутся людские и материальные «резервы», можно будет подумать о внутренних камерах, но начинаем исключительно с внешних (т.е. всепогодных, в гермобоксах).
Цветные или черно-белые? Камеры, учитывая стандартную ситуацию с освещением прилегающих территорий в ночное время, в цветном варианте понадобятся типа «день-ночь». Наибольшую функциональную нагрузку система будет нести именно в вечернее и ночное время, когда традиционно активизируется «асоциальный элемент» и происходит основная масса угона автотранспорта. А значит, такой параметр, как чувствительность камеры, выходит в определяющие. Десятыми долями люкс будет не обойтись, иначе система видеонаблюдения потянет за собой отдельную систему уличного освещения, а это совершенно другие мощности, необходимые дополнительные согласования со службами энергоконтроля, дополнительные текущие расходы. В условиях низкой освещенности камера «день-ночь» все равно перейдет в черно-белый режим, и в любом случае «ночью все кошки будут серы». Поэтому, с точки зрения «разумной достаточности», черно-белый вариант вполне подойдет. Тем более что мы не ставим перед системой задачу идентификации всего и вся; необходимо только своевременно заметить и поднять тревогу каким-либо из вышеуказанных способов. Учитывая сравнительно небольшое количество камер в системе, распределение расходов на достаточно большое количество плательщиков, а также ценовую разницу камер в зависимости от разрешающей способности, особо экономить на этом параметре большого смысла не вижу – хоть напрягать зрение нашей консьержке меньше придется.
В действительности же в данном случае основной задачей выбора относительно видеокамер будет выбор объектива, точнее, грамотный выбор фокусного расстояния объектива для каждой камеры, ибо экономить на наличии автоматической регулировки диафрагмы, на светосиле объектива будет неоправданным в нашем принципе «разумной достаточности».
Парадная может быть единственной в доме, тогда к этой же парадной относятся все четыре стены и, соответственно, четыре прилегающих территории попадают под ее «юрисдикцию», может быть одной из крайних, тогда имеем три прилегающих территории, быть некой серединной – тогда только фасадная и тыльная прилегающая территории к ней относятся. На рисунке 1 в качестве «компромиссного» примера взята ситуация с тремя внешними прилегающими территориями. Еще раз заостряю внимание – это ни в коем случае не готовая схема, это всего лишь ход рассуждения.
Самое актуальное для всех и каждого – вход в дом. Исходим из того, что домофон имеется. И, вспоминая собственное собрание жильцов нашей лестничной клетки, у большинства сразу напрашивается идея с видеодомофоном. Или, чтобы сам домофон не переустанавливать, массовое предложение – скрытую камеру в этот же домофон или в дверь отдельно. На эту тему лет шесть назад в журнале «БДИ» была наша отдельная статья «Актуален ли видеодомофон». Здравый смысл за это время не изменился. Повторю основные положения.

  • Видеокамера видеодомофона (или же отдельная скрытая камера в двери) находится в зоне свободной досягаемости, а значит, крайне уязвима для злонамеренных и хулиганских посягательств. Заклеят жвачкой или зальют краской из баллончика – придется менять, как минимум, объектив. И так всякий раз. А «скрытость» такой камеры – секрет на один день.
  • Такая камера «смотрит» фронтально, как правило, не имеет режима компенсации задней засветки, в результате на экране в ясный солнечный день будем иметь черный силуэт посетителя и не более.
  • Самое главное – лицо посетителя не несет абсолютно никакой информации относительно того, можно его впускать или нет. Жильцы имеют собственные ключи, посетители могут связаться с жильцами, знакомого человека можно узнать и по голосу (даже издалека по походке). Несравненно важнее видеть окружающую обстановку – сколько в действительности народа за дверью, что у них в руках, на чем они приехали и т.п. Посему гораздо логичнее осуществлять не только общий контроль прилегающей территории, но и при желании (причем намного более эффективно) идентификацию личности отдельно стоящей всепогодной камерой, с наиболее оптимального ракурса, с учетом удобства монтажа и труднодоступности для злодея.

В качестве примера, на рисунке 1 этой задачей «занимается» камера № 3 (К3). Выбираем ракурс (в нашем случае будем видеть ситуацию сбоку), выбираем место установки (следует учитывать, что, как правило, над парадной расположен козырек), определяем расстояние от места установки до зоны контроля (в нашем случае входная дверь), задаемся степенью идентификации, исходя из которой получаем необходимое поле зрения на заданном удалении от камеры. И в зависимости от удаленности камеры и поля зрения определяем необходимое фокусное расстояние объектива. Камеры у нас стационарные – и с 50 м при желании можно лицо в деталях разглядеть.
Например, можно повесить камеру сбоку в 15 м от входной двери. Допустим, мы ставим задачу опознать знакомого человека. Значит, должны задаться полем зрения на удалении 15 м не более 5-ти м. Получаем фокусное расстояние объектива – 12 мм для формата матрицы 1/3’’. Угол обзора такого объектива ~220 по горизонтали. О том, как определить фокусное расстояние объектива в зависимости от требуемого поля зрения и удаленности камеры от объекта наблюдения, мы подробно останавливались в статье «Что и как увидит ваша камера» (сигнальный номер «АБ»/2001 г.). Можно его рассчитать по несложной формуле:
f = S x b / B, где f – искомое фокусное расстояние, S – расстояние от камеры до объекта наблюдения, b – линейный размер матрицы по горизонтали (при определяющем горизонтальном поле зрения) или по вертикали (при определяющем вертикальном поле зрения), B – требуемое поле зрения по горизонтали/вертикали соответственно.
Поскольку мы обещали, что формул не будет, фокусное расстояние можно быстро и просто определить по таблицам или специальным дисковым калькуляторам, в избытке имеющимся на рынке (рекомендуем обзавестись).
С камерой контроля входа разобрались. Далее следует достаточно скрупулезно определить зоны на прилегающей территории, которые действительно нуждаются в непрерывном видеоконтроле. Слишком у нас ограничен «человеческий фактор», чтобы загружать его неактуальной информацией. Так сказать, непроизводительный расход людских ресурсов. Когда на вопрос, что и как должно контролироваться на объекте, заказчик отвечает что «все» и с «максимально возможной степенью идентификации», это говорит только о том, что вопросы безопасности им пока еще вообще не прорабатывались. Для примера зададим такие зоны на нашей схеме (рис. 1) – А, В, С, D.
Камеры по фасадной и тыльным сторонам (К1, К2, К5, К6) в нашем случае мы установили «навстречу» друг другу. На вашем объекте вы можете установить их исключительно так, как надо вам, совершенно не привязываясь к нашей схеме. Мы же расставили их таким образом из следующих соображений:

  • обеспечить полный контроль зоны, непосредственно прилегающей к зданию, с целью дополнительного препятствования проникновению, скажем так, «не через дверь»;
  • исключить мертвые зоны непосредственно около места установки камеры (такая мертвая зона контролируется противоположной камерой);
  • защитить камеру от злонамеренных посягательств за счет видеоконтроля места ее установки другой камерой.

Далее выбираем фокусные расстояния объективов.
Разберем варианты на примере камеры К1, призванной контролировать зону В. Возможны варианты. Если мы жестко задаемся необходимой степенью идентификации на границе зоны, определяем необходимое максимальное поле зрения на этой границе – H. В зависимости от удаленности камеры от границы зоны контроля и требуемого поля зрения получаем однозначные фиксированные величины – фокусное расстояние объектива f и напрямую связанный с ним угол обзора q. Тогда, нанеся этот угол обзора на планировку, может вполне оказаться, что часть требуемой зоны окажется вне поля зрения. Можно решать задачу безопасности или увеличивая количество камер (вот именно для такого случая при принятии решения «коллективным разумом» – вариант практически не реальный), но помним, что общий ресурс камер ограничен «человеческим фактором». Можно решить проблему за счет организационных мероприятий. Например, переорганизовать прилегающую парковку в соответствии с получившейся эффективной зоной контроля (именно так мы поступаем у себя на фирме каждое утро – зная зону обзора единственной установленной для наблюдения за нашими машинами камеры, мы стараемся парковаться в границах этой зоны). А можно избрать компромиссный вариант – задаться углом обзора объектива (q1), обеспечивающим гарантированное перекрытие требуемой зоны В. С этим углом жестко связан искомый параметр – фокусное расстояние объектива. А далее одним из указанных выше способов, задавшись требуемой степенью идентификации объекта, а значит, полем зрения (Н1), определяем, на каком удалении S от камеры данная степень идентификации будет обеспечиваться. Можно определить поле зрения при определенном фокусном расстоянии на границе зоны и выяснить, какая степень идентификации будет там обеспечиваться – возможно, в данном конкретном случае она нас вполне устроит (например, гарантированно заметить автомобиль, а ничего другого нас на границе и не интересует). Заметим, что любая безопасность – это всегда компромисс, всегда некая степень вероятности, которая никогда не бывает стопроцентной.
Для примера, зона С представлена полосой одинаковой ширины по всей прилегающей территории. В этом случае угол обзора камеры (и связанное с ним фокусное расстояние объектива) должен обеспечивать поле зрения Н3, равное ширине контролируемой зоны на удалении в половину длины всей зоны 1/2 L.
Ход рассуждений достаточно элементарный. И можно было бы закрыть «всех и вся». Но, как видим, еще одна камера, и лимит «человеческого фактора» будет исчерпан. Поэтому, именно не столько из соображений экономии денег коллективного заказчика (а вдруг найдется некий добровольный спонсор из числа самих жильцов или со стороны), сколько из объективных ограничений, накладываемых человеком, нашу систему эксплуатирующим, камеры надо «расходовать» бережно. По-моему, «закрывать» всевозможные подвалы и чердаки, окна первого этажа и выходы на крышу гораздо разумнее полноценными решетками, металлическими дверьми с по-настоящему надежными замками, а не видеокамерами. Так называемые «неразрушаемые вскрытия дверей» – прерогатива не нашего потенциального врага, а совершенно иного уровня опасности, с которым призваны бороться и иные уровни противодействия. А всевозможные попытки дилетантского взлома будут достаточно длительны во времени, шумны и незамеченными даже при нашей системе охраны не останутся.
Итак, осталась одна камера и одна требующая контроля зона D. Хорошо, если эта зона способна вписаться в зону обзора камеры с требуемой степенью идентификации объекта. А если нет? Опять можно пойти на компромисс и организационными мероприятиями обеспечить изменение размеров и/или конфигурации охраняемой зоны (например, поменяв местами мусорный контейнер и место парковки). Увеличение же зоны видеоконтроля можно добиться, поднимая камеру все выше и выше. И так хоть до самой крыши. Установив камеру на крыши, можно обеспечить максимальную зону видеоконтроля, прилегающую непосредственно к зданию территории в данном варианте оснащения. Установив камеру в центре стены в районе крыши, получим зону видеоконтроля в виде прямоугольника, подобного прямоугольнику матрицы камеры с линейными размерами, соответствующими требуемым полям зрения по горизонтали и вертикали в зависимости от требуемой степени идентификации (в соответствии с ними выберем фокусные расстояния). Правда, ракурс изображения будет специфический. Да и другие проблемы возникнуть могут – и финансовые, и технические – длины трасс увеличатся очень существенно, возможно, прокладку трасс придется вести в общих кабельных стояках (за неимением иных вариантов), что может явиться первопричиной всевозможных помех, потребовать дополнительного оборудования и увеличения объема монтажных и пуско-наладочных работ. Опять надо искать компромисс. Но мы-то уже пошли на самый большой компромисс при выборе «человеческого фактора», так что все «в пределах правил».
Еще о высоте установки камер. Все углы обзора на нашей схеме – это, строго говоря, не горизонтальные углы обзора собственно камер, а их проекции на горизонтальную плоскость. И чем выше установлена камера, тем больше отличие.
Чем выше установлена камера, тем недосягаемей она для всякого рода вандализма, тем больше можно обеспечить площадь контроля с заданной степенью идентификации на горизонтальной плоскости.
Чем ниже установлена камера, тем дальше она способна «видеть» (конечно, при соответствующем фокусном расстоянии объектива).
Опять надо выбирать.
В качестве иллюстрации ситуации для нашего объекта – рисунок 2.

pic2

Пусть есть у нас некие охраняемые видеонаблюдением объекты 1 и 2. Например, машины на парковке.
Понятно, что вариант установки камеры «в горизонт» (К1) нас явно не устраивает. Никакого контроля вглубь охраняемой зоны нет. Вся зона оказывается в тени от первого же объекта. Поднимем камеру выше. Положение К2 соответствует минимальной высоте установки камеры, при которой объекты 1 и 2 будут на изображении выглядеть раздельно. Хотя теневая зона все равно остается. В ней, например, может спрятаться злодей, а определить, находишься ли ты в теневой зоне, очень просто – если, прячась за объектом, вы камеру не видите, то и она вас не «увидит». При дальнейшем подъеме камеры расстояние между объектами 1 и 2 на их изображении на экране монитора будет все больше и больше увеличиваться. При подъеме на очень большую высоту (теоретически – на бесконечную, если только камера не установлена на вертикали, проходящей через середину расстояния между объектами) расстояние между объектами на изображении станет соответствовать истинному в масштабе, соответствующем масштабу всего изображения.
Можно вычислить минимальную высоту установки камеры Н в зависимости от расстояния между объектами d, ширины первого создающего тень объекта 1 – b и расстояния от самого объекта 1 до проекции места установки камеры на плоскость земли S с тем, чтобы объекты 1 и 2 изображались отдельно. Школьный курс геометрии позволяет легко это сделать. Но никто этим в действительности заниматься не будет. Во-первых, мы поставили себе ограничение – никаких формул. А во-вторых, руководствуясь исключительно здравым смыслом, понимаем, что непременно «жизнь внесет свои коррективы» – завтра автомобиль «2» припаркуется ближе к «1», а может, приедет на парковку раньше и попросту поменяется с ним местами. А на газонах еще могут расти деревья, всевозможные кустарники, заботливо выращиваемые нашим же «коллективным разумом». И, принимая совместное коллегиальное решение по системе, очень не рекомендую высказывать предложения по ликвидации подобных зеленых насаждений – ваш диалог на этом может сразу закончится.
А посему.
Максимальная возможная высота установки камеры будет определяться максимальной длиной лестницы у монтажников (или на крышу, но о проблемах «крышного» варианта мы уже упомянули). Вот такая проза. Можно установить камеру из окна, но кабель-то все равно по стене вести. Заказывать подъемник? Попробуйте провести такую идею через «коллективный разум» и добиться поддержки. А возможный ремонт, а изменение при необходимости направления обзора? Каждый раз по всякому поводу собирать собрание?
Вот такое простое решение, исходя из здравого смысла.
А дальше берем и пробуем. Камера, набор сменных объективов или вариофокальный объектив с нанесенной на нем шкалой фокусных расстояний. Забираемся на лестницу с камерой, а внизу смотрим картинку на мониторе в компании с «инициативной группой» от заказчика и выбираем самый понравившийся вариант. И это правильно – заказчик должен выбирать, а не проверять расчеты.
И напоследок, о степени идентификации и связанным с ним полем зрения.
Существуют официальные рекомендации по максимальной величине поля зрения в зависимости от требуемой степени идентификации. Мы их ранее приводили, но не лишним будет напомнить:
n заметить человека – 20 м;
n узнать знакомого человека – 5 м;
n читать номер автомобиля – 4 м;
n опознать незнакомого человека – 2 м.
Причем замечу, эти данные практически не зависят от разрешающей способности видеокамеры (не путать с цифровой фотографией, со всякими «мегапикселными» камерами, которые очень условно можно отнести к видеонаблюдению как таковому). И никакой «цифровой зум» ситуацию не изменит – не стройте иллюзий.
С другой стороны, если мы зададимся полем зрения не в 20, а в 50 м, будем внимательно смотреть на экран, то абсолютно всех людей, находящихся в кадре, мы заметим. И возникает соблазн расширить это требуемое поле зрения до новых величин.
А вот этого делать не следует. Потому что наш «человеческий фактор», как мы уже отмечали, не есть специальный оператор системы видеонаблюдения. Он занят своими делами, в числе которых и чтение газет, и вязание носков внукам. Думаю, официальные цифры получены в результате достаточно скрупулезных исследований именно типового поведения «человеческого фактора» в системе – при указанном поле зрения объект не «можно» заметить и опознать, а трудно не заметить и не опознать.
Ну вот, весь «камерный лимит» исчерпан. Все шесть штук.
И последнее замечание-предупреждение.
Правда, очень сомнительна возможность «победы» такого варианта в силу ценового фактора, но тем не менее – не пытайтесь укладываться в «человеческий лимит» камер, предлагая установку управляемых камер на поворотных устройствах с трансфокаторами объективов. Дескать, одной камерой можно разглядывать все, от стенки до стенки на любом разумном удалении. Действительно, если взглянуть на какой-нибудь мегамаркет «Лента», по всем четырем углам под крышей здания можно увидеть скоростные роботизированные купольные камеры. Но, опять же, «человеческий фактор» там очень уж не из нашей ситуации. Там за этими камерами сидит не просто специальная целая служба безопасности, а специально выделенный только для наблюдения (и больше ничего) сотрудник, а то и несколько. В нашем же случае, как показывает многолетний опыт:

  • никто их постоянно крутить не будет – максимум «игрушка» на один день;
  • само выражение «возможность одновременно наблюдать несколько изображений» относится исключительно к статическим картинкам. Даже если оператор будет управлять такой камерой, все его внимание будет сосредоточено исключительно на ней; ни о каком наблюдении дополнительных изображений в этот момент речи вообще не идет.

На этом по первому варианту расстановку видеокамер по объекту будем считать законченной.
Очень вкратце по варианту второму, как не являющемуся столь типовым.
Итак, дом имеет огороженную забором прилегающую территорию, имеются отдельные въездные ворота для проезда автотранспорта и прохода людей. Прилегающая территория имеет собственный режим доступа, ограничивающий свободный проход и проезд (рис. 3). И в третий раз подчеркну, что это – не готовые схемы, а не более чем иллюстрация хода рассуждений.

pic3

Специфику такого варианта, по моему мнению, составляет тот принципиальный факт, что оптимальной является схема расстановки камер контроля прилегающей территории не на самом здании, а по периметру. Камеры смотрят «в затылок» друг другу. Общее направление обзора – или по, или против часовой стрелке. «По» или «против» резонно выбирать, исходя из положения солнца на объекте в течение суток – минимизировать ситуации направления обзора камер навстречу солнечному свету. При такой схеме:

  • камера «видит» следующую камеру, обеспечивая «видеоохрану» собственно камер;
  • практически отсутствуют мертвые зоны по всей прилегающей территории, если выбирать фокусные расстояния объективов, исходя из требуемого угла обзора q, как показано на рисунке. Если говорить о городских подобных домах, то соотношение периметра дома и периметра прилегающей территории для подавляющего большинства подобных строений таково, что позволит обеспечить степень идентификации на уровне уверенного обнаружения человека в пределах всей прилегающей зоны при подобной расстановке камер. Могут встречаться варианты и нюансы, но в целом такая схема расстановки, по моему мнению, является более эффективной. В нашем примере мы закрыли всю прилегающую территорию четырьмя камерами. При установке же их на само здание мертвых зон избежать бы не удалось. В таком варианте видеоконтроль входа в дом может вполне осуществляться и камерой видеодомофона – общая территория полностью контролируется другими камерами; задача камеры контроля входа может быть сведена только к идентификации личности, если такая задача стоит.

По части передачи видеосигнала особых проблем быть не должно. Длины трасс от камеры до приемной аппаратуры, если нет какой-либо «экзотики» (бывает, что крышу хотят смотреть) обычно не превышают 30-50 м. И выполняются эти линии классически – коаксиальным кабелем. Опять же, в силу достаточно коротких трасс, питание целесообразно (с точки зрения удобства обслуживания и ремонта, защиты от стороннего вмешательства в систему) организовывать централизованное, из поста охраны. Лично я бы предпочел камеры с выносным блоком питания, прокладывая слаботочные линии питания из центрального поста (ну а вдруг все же доберутся вандалы до кабельных трасс или «инициативная группа» решит самостоятельно неисправность какую-нибудь устранить).
Если все же трассы получаются достаточно длинными (взяли да поставили камеру на крышу 12-этажного дома), а прокладку пришлось вести в общем с силовыми кабелями кабельном канале или помеховая обстановка на объекте очень уж неблагополучная, то резонным может оказаться передача видеосигнала по витой паре. Резонной может оказаться передача по витой паре и для второго варианта объекта – прокинуть пятипарный кабель вдоль всего периметра забора и в одном единственном месте «войти» в дом. Это может оказаться и экономически более эффективно (надо взять и просчитать). И почти наверняка – с эстетической точки зрения.
Но всевозможные оптоволоконные «шедевры» рынка, радиоканальные способы передачи, а уж тем более IP-технологии вам точно не потребуются в принципе.
Теперь об аппаратуре обработки и синтеза изображения.
Опять-таки, во главу угла – «человеческий фактор». И принцип «разумной достаточности».
Помним, что «разумное и достаточное» не есть непременно самое дешевое. Самый дешевый вариант – коммутатор. «Коллективный разум» вполне может изначально настаивать на таком варианте. Наш многолетний опыт показывает, что это и не разумно, и не достаточно. Ждать, что наша консьержка, вместо того чтобы отгадывать кроссворды и вязать внуку носки, будет сидеть и на протяжении суток переключать каналы коммутатора, по меньшей мере, наивно. А поскольку иной информации о состоянии объекта у нее нет, можно считать, что система не работает вообще. Есть у коммутатора режим автоматического «листания» изображений с изменяемым временем между переключениями. Уповающим на этот режим я предлагаю попробовать посидеть хотя бы час перед монитором, воспроизводящим такое автоматическое переключение. Не дай бог, если вы подвержены каким-нибудь нервным расстройствам – именно так проверяли психику рабов в Древней Греции – заставляли смотреть на вращающийся гончарный круг, на котором рисовали черную линию. Можно устанавливать на наиболее ответственные линии одноканальные детекторы движения. Вероятность того, что их отключат, почти 100%: «человеческий фактор» – штука тонкая.
Поэтому, наличие мультиэкранного изображения, воспроизводящего на экране одновременно изображения от нескольких камер, каждое на своем поле, я считаю обязательным требованием подобных систем. Самое дешевое, что есть, обеспечивающее мультиэкранное изображение, – так называемые «разделители экрана», а попросту квадратор. Имеем одновременно изображения от 4-х камер на экране одного монитора. Но в такое количество камер можно и не уложиться. По крайней мере, ни в одном из наших вариантов не уложились. Есть вариант двухстраничного квадратора, т.е. 4 изображения от первых четырех камер – переключил – получил изображения от других четырех. Вся система «автоматически» окажется сведенной к ущербной 4-х камерной системе по соображениям, изложенным выше.
Что касается цены квадратора, заметим только, что «соблазнительно дешевые» квадраторы имеют зачастую очень низкое разрешение, и если «коллективный разум» сделал свой выбор в пользу камер высокого разрешения, неразумно выбирать квадратор из низшего ценового уровня. Да и надежностью такие дешевые квадраторы не блещут. Кроме того, квадраторы подразделяются на цветные и черно-белые. Желание впоследствии перейти с черно-белых камер на цветные потребует замены и квадраторов. Это следует представлять.
Встает вопрос записи. Конечно, дополнительная функция потребует дополнительных затрат.
Думаю, наивно надеяться, что по видеозаписи, выполненной от среднестатистических камер среднестатистических таких систем среднестатистическое отделение милиции кинется расследовать какое-либо происшествие. И еще наивнее надеяться, что, даже если такая попытка будет предпринята, она завершится успехом. Ну, а кроме того, мы и не ставим первостепенной целью расследование пост-фактум. Мы хотим не допустить события. И получается на первый взгляд, что запись-то нам и не особо нужна.
С другой стороны, запись сама по себе обладает мощнейшим, если так можно выразиться, воспитательным потенциалом для «человеческого фактора» системы. В конце концов, это не наше дело, чем занят охранник на посту. Нам важно, чтобы он полноценно выполнял свои обязанности. В нашем случае – все замечал и адекватно реагировал на замеченные события в соответствии с данными ему инструкциями.
При наличии функции записи, на которую не в состоянии повлиять непосредственно охранник, само событие останется зафиксированным с привязкой по дате и времени независимо от того, было оно визуально зафиксировано оператором, предприняты ли по нему адекватные меры. И, опять-таки, многолетний практический опыт доказывает – наличие независимой записи, о которой охранник совершенно официально проинформирован, резко повышает добросовестность выполнения своих обязанностей по визуальному контролю видеоинформации.
Но именно для нашей системы есть еще более мощный довод за запись. Вспомним алгоритм действий нашего «человеческого фактора» по активному противостоянию опасности – это во всех случаях обращение к сторонним силам. Обнаружена опасность, как ответное действие – звонок, например, по «02», вызов этот зафиксирован в центральной диспетчерской с указанием характера опасности, времени сообщения. Далее этот сигнал по официальным каналам «спускается» в местное отделение милиции. Ох и не любят в местных околотках вызовов по «02» – ехать на вызов в любом случае придется, придется отчитываться! Независимо от того, удалось предотвратить опасность или нет, задержать злодея или он смог убежать, наша консьержка в любом случае будет избавлена от необходимости оправдываться за этот вызов, а если событие действительно имело место, то при одностороннем желании «замять дело» со стороны сил реагирования в принципе не удастся. Есть запись самого события с привязкой по времени, есть вызов в центральной службе «02» тоже с привязкой по времени, есть передача вызова в местное силы правопорядка и есть благодаря все той же системе видеонаблюдения и регистрации запись самого факта реагирования, причем тоже с привязкой по времени. И если в первый раз, возможно, на ваш вызов силы правопорядка особо не торопились, то, уверен, узнав про структуру вашей «местной самообороны», в следующей раз они будут скрипеть зубами, но торопиться. Главное, звоните всегда по «02», а не в местный околоток.
Представьте ситуацию повреждения третьими лицами вашего автомобиля, припаркованного у дома. Уверяю, что в абсолютном большинстве случаев для получения от отделения милиции справки для страховой компании, местных работников правопорядка придется или заставлять работать, или «стимулировать» их труд. Вам могут просто ответить, что данное повреждение вы могли получить и в результате ДТП, и в другом районе. Доказать причинение вреда третьими лицами – тоже может целой проблемой оказаться. При наличии же видеозаписи, пусть даже абсолютно непригодной для какой-либо идентификации, а имеющей всего лишь факт события с привязкой по времени, все подобные проблемы снимаются автоматически. Уверяю, что «стимулирование» должной работы сил реагирования для единичного случая окажется никак не меньше вашего личного денежного вклада в необходимую аппаратуру. Другое дело, что тех, кого подобные ситуации в жизни пока не коснулись, потребуют, скорее всего, специальных разъяснительных бесед. Лично меня подобные ситуации касались, поэтому я всегда проголосую за наличие видеозаписи в подобных системах.
Собственно квадратор для полноценной многоканальной записи не предназначен. Да и уходит в прошлое кассетный видеомагнитофон, пусть даже и охранный. А уж тем более, как средство видеорегистрации в коллективной системе – кто-то должен раз в сутки (хоть в трое, хоть в неделю, но регулярно) от лица общественности менять кассету, обеспечивать своевременное обновление кассет, организуя дополнительный сбор средств. Разобьется такая идея все о тот же «человеческий фактор».
С точки зрения «разумности» наша система должна содержать центральным прибором обработки видеоинформации многоканальный цифровой регистратор. С одним, а лучше с двумя жесткими дисками. Емкость по 300 Gb – вполне достаточно. Будет непрерывно записывать всю видеоинформацию на протяжении 1-2-х недель, и этого вполне достаточно. А если записывать только информацию по тревоге от детекторов движения, то и того больше. Уж за 2-то недели заметите, что на вашей машине бампер помят? А потом старая запись будет автоматически удаляться, а вместо нее записываться новая. Практически во всех регистраторах в режиме настройки на изображениях от всех камер можно сформировать «охранные зоны», в которых будет осуществляться детекция движения, т.е. при появлении в зоне новых объектов или движении ранее находившихся регистратор формирует собственный сигнал тревоги, который, например, может быть отключен в дневное время, а активизирован в ночное, а запись, благодаря такой функции, будет содержать только предметные события.
Картинку мультиэкрана для регистраторов средней и высшей ценовой группы можно сформировать в виде, наиболее удобном для оператора, т.е. в отличие от квадратора, у которого при «неполной загрузке» (подключено менее 4-х камер) на экране монитора вместо отсутствующего изображения будет черный квадрат, в данном случае можно, изменяя масштаб отдельных изображений, заполнять весь экран монитора полностью (например, изображение входной двери установить в большем масштабе, нежели остальные).
Регистратор может быть настроен под заданный режим работы по всем функциям и закрыт защитой от возможности смены настроек. После чего выдан нашему оператору-консьержке в эксплуатацию. Никакими неправильными нажатиями кнопок правильный регистратор в режиме пользователя из заданных настроек не вывести. А уж тем более, не вывести из строя. Научить нажимать 8-10 кнопок можно любого пользователя, не обремененного какими-либо специальными знаниями.
Для нашей типовой системы вполне достаточно иметь 8-9-канальный регистратор.
Кстати, регистратору «безразлично», черно-белые или цветные камеры в системе. Таким образом, остается некий резерв «по цветности» для дальнейшей модернизации системы.
Для подъезда на 50 квартир такой приемлемый регистратор потребует с каждой квартиры примерно 500-600 рублей, квадратор существенно меньше – 80-100 рублей, тем не менее, есть достаточно доводов взывать к коллективному разуму. Вполне вероятно, что это удастся.
Для второго варианта оснащения применение регистратора еще более оправдано, так как функция детектора движения при ограниченном доступе на всю контролируемую территорию позволит увеличить количество камер в системе свыше «человеческого лимита».
Совсем идеальный вариант – регистратор с выносной клавиатурой. В этом случае собственно регистратор может быть убран с рабочего места оператора, быть недосягаем ни для кого, кроме отдельных полномочных лиц. Но вот победа такой идеи за дополнительные 200-300 рублей с квартиры будет явно сложнее, нежели борьба за сам регистратор.
Ориентируясь на наш «человеческий фактор», основные критерии выбора регистратора – максимальная простота эксплуатации и надежность (будка консьержки – объект специфический; было дело, и кофе аппаратуру заливали). Как и квадраторы, регистраторы низшей ценовой группы страдают слабой разрешающей способностью – на этот параметр следует обратить особое внимание при сравнительном выборе.
С позиции все того же «человеческого фактора» всевозможные варианты систем на базе ПК даже не рассматриваем как возможные – одной клавиатурой консьержку-пенсионерку так напугаете, что она тут же подаст заявление на увольнение.
Если регистратор в системе «победил», резонно вернуться к вопросу видеокамер. Непременно останутся в регистраторе 1-3 незадействованных канала, чем грех было бы не воспользоваться. Но так, чтобы это было бесспорно оправдано с точки зрения коллективной безопасности. Имеет смысл установить еще одну дополнительную внутреннюю камеру с единственной целью – иметь протокол всех посещений. Т.е. в том месте, которое не сможет миновать ни один посетитель, с направления, максимально выгодного, чтобы «увидеть» лицо, с параметрами объектива, гарантированно обеспечивающими идентификацию лица незнакомого человека. Смотреть на мониторе эту камеру особого смысла нет – посетитель-то уже внутри. Но иметь физиономии абсолютно всех посетителей подъезда с указанием точного времени их прихода-ухода, никогда лишним не будет. Видеоинформация с такой камеры не будет участвовать в непрерывном визуальном контроле – только в записи (своеобразный «черный ящик» нашего подъезда).
Монитор необходим при любой аппаратуре обработки. Для варианта регистратора при «мультикартинке» на 6-8 камер и разумным и достаточным представляется монитор с диагональю не менее 17’’. Учитывая специфику «человеческого фактора» – чем больше, тем лучше. Только опять следует учитывать, что большая диагональ при сравнительно низких ценах, – это, как правило, заведомо низкое разрешение.
И последнее по оборудованию.
Деньги на систему народ заплатил свои собственные. И за свои деньги, хотя бы глубоко в душе, хотел бы получить что-нибудь лично для себя. Надо предложить ему такую возможность. Растаскивать кабели дополнительно по квартирам, устанавливать в них дополнительное оборудование – это абсолютно неразумно, чрезвычайно избыточно, крайне дорого и сопряжено с массой технических трудностей. Но очень дешевое, разумное и достаточное решение мы уже неоднократно приводили как-то на страницах журнала «БДИ» в целом рядке статей, посвященных видеоконтролю жилья. Поэтому, всего в двух словах в качестве напоминания и как это практически выглядит на реально оснащенных объектах.
Видеосигнал с мультиэкранного выхода регистратора (если выходов несколько, то нередко таковым можно сделать любой в режиме настройки) подается на вход высокочастотного телевизионного модулятора. На ВЧ-выходе этого модулятора мы имеем фактически полный телевизионный канал (естественно, свободный в данной антенной сети, находящийся, как минимум, через канал от занятых эфирным и кабельным телевидением). И тащим мы этот ВЧ-сигнал телевизионным коаксиальным кабелем в большинстве случаев на чердак дома, где обычно установлен магистральный усилитель телевизионной сети. До входа в этот магистральный усилитель через ВЧ-сумматор мы загоняем наш новый телевизионный канал в эту общую телевизионную сеть, регулировкой уровня на модуляторе выравниваем уровни нашего сигнала и сигналов на соседних каналах (не более 7 дБ разница). И все на этом. Настроив любой телевизор в этой антенной сети на канал модулятора, на экране своего домашнего телевизора увидим мультиэкранное изображение от камер системы. А учитывая размеры экранов наших телевизоров, этого вполне будет достаточно, чтобы увидеть то, что необходимо. Устраивать в квартирах полноформатный просмотр изображений от камер особого смысла нет. Вполне достаточно одного единственного такого «группового» канала.
Организационные моменты работы всей системы подъезда – это уже целиком прерогатива общего собрания.
Вот, собственно, и все.
Каким материальным бременем ляжет такая система на каждую квартиру, для примера, 50-квартирного подъезда? Точная цифра будет зависеть от каждой конкретной системы и ситуации, но по грубым прикидкам – от одного до двух ежемесячных взносов, которые мы платим за нахождение нашего автотранспорта на охраняемых стоянках. Здесь заплатить придется один раз. Но, согласитесь, без подобного «вооружения» наша консьержка превращается из «человеческого фактора» системы безопасности в просто «бабушку на входе», которой все равно надо платить зарплату. Так лучше это делать с максимальной отдачей для самого себя.
Как видим, абсолютно ничего сложного в этом построенном нами алгоритме безопасности многоквартирного жилого дома нет. Потому что в основу рассуждений положен самый простой общечеловеческий здравый смысл, который, несмотря на многочисленные, регулярно провозглашаемые «технические революции» на рынке ТСБ, за последние 10 лет не претерпел каких-либо существенных изменений.
В основу любой системы для любого объекта должен в первую очередь закладываться именно здравый смысл – сесть, подумать и ответить самому себе на главные вопросы: что будем защищать, как будем защищать, а главное – кто этим будет заниматься.

Информация взята с www.algoritm.org

28.06.2007



------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------------
Облако тегов:

Ссылки по теме:
Домашние кинотеатры
Ощущение полной безопасности наиболее опасно. /И. Шевелев/